softhelp.ru! | hystory

Спартак и рабы


Спартак вел рабов вдоль Адриатического побережья на север, где его попытались взять в клещи войска консулов Лентула Клодиана и Геллия Публиколы. Но Спартак разгадал их план и после искусного маневра обрушился на войска спесивого Лентула до подхода его коллеги. В битве при Камерине римляне были рассеяны и перебиты. Затем Спартак развернулся и встретил в боевом строю едва подоспевшие легионы Геллия (этот маневр повторил почти детально Наполеон в битвах при Йене и Ауэрштедте в 1806 г.). Второй консул был наголову разбит. Рим потерял две сильные армии, а путь на север Спартаку был открыт. Необдуманная попытка наместника Цизальпинской Галлии Гая Кассия преградить путь 120-тысячной армии Спартака у города Мутины завершилась полным разгромом; сам наместник спасся чудом.Но затем по необъяснимой причине армия восставших повернула назад и двинулась мимо Рима вновь на юг. Сокрушительные ли победы вскружили головы вождям восстания, или отказ рабов из италийцев следовать за Спартаком — история не оставила нам прямого ответа. Высказывалось и мнение, что само движение Спартака было скорее не простым восстанием рабов, а последним актом Союзнической войны, в котором наиболее непримиримые племена италийцев широко использовали рабов и гладиаторов. Как бы то ни было, это решение сыграло роковую роль в судьбе восстания.В Риме между тем власти пребывали в состоянии, близком к истерике. С трудом наскребли шесть новых легионов, но никак не могли подыскать им командующего. Лучшие сражались с Митридатом и Серторием, спесивые нобили воротили нос от «презренной» войны с какими-то рабами, победа над которыми не сулит триумфа, многие попросту боялись гениального вождя рабов. Наконец, среди всеобщего расстройства свою кандидатуру на пост претора в отсутствии конкурентов выставил богач и ближайший сторонник Суллы Марк Лициний Красе. Правда, дела его шли не слишком успешно. Поэтому он начал сам уклоняться от сражений и лишь преследовать по пятам Спартака, двигавшегося на юг в Апулию и Бруттий через всю Италию.Надеждой Спартака оставалась Сицилия, где все еще тлел огонь былых восстаний рабов. Но киликийские пираты нарушили договор со Спартаком и не предоставили ему суда для переправы на остров. Путь же на север перерезала армия Красса. Римский полководец приказал даже выкопать глубокий ров через весь перешеек в Бруттии от моря до моря длиной в 55 км (в чем в чем, а в умении перемещать огромные груды земли римлянам не откажешь). Но Спартак бурной зимней ночью прорвал это титаническое сооружение и вывел армию из ловушки. И вновь Крассу повезло. Он напал на очередной отделившийся от Спартака отряд рабов под командованием Ганника и Каста и уничтожил его.Последнее сражение армии рабов с войском римского полководца Лициния Красса произошло недалеко от города Брундизий (71 г. до н.э.). Перед боем Спартаку подвели коня, но он, выхватив меч, заколол его. «В случае победы, — воскликнул он, — у нас будет много хороших коней, а в случае гибели, я не буду нуждаться и в этом». С мечом в руках Спартак отважно бился в первых рядах, стараясь пробиться к самому Крассу. Он одолел множество противников, двое центурионов пали под разящими ударами его обагренного кровью меча. Враги в страхе боялисьприближаться к нему, а Красе благоразумно занял руководящее место в задних рядах. Тогда конные лучники, окружив Спартака, стоявшего посреди груды сраженных им легионеров, засыпали его дождем стрел и дротиков. Но даже раненый копьем в бедро, вождь продолжал сражаться, опустившись на одно колено, пока не был завален телами нападавших.К этому времени подоспели отозванные из провинций армии Гнея Помпея и Марка Лукулла. Они докончили разгром войска Спартака, устроив настоящую облаву на беглых рабов. Вдоль Аппиевой дороги между Римом и Капуей было распято на крестах более шести тысяч восставших.