softhelp.ru! | hystory

династии Флавиев


Утверждение на престоле

династии Флавиев

в 69—96 гг. после некоторой передышки закончилось политическим реваншем Сената, который выдвинул из своей среды в императоры Нерву. Нерва и его преемник, уроженец Испании умный и энергичный император Марк Ульпий Траян стали основателями новой династии Антонинов. Династией, впрочем, ее назвать можно лишь условно, так как ни один император не состоял в родстве с предшественником, а был им «усыновлен», т.е. юридически принят в род усыновителя, получал его имя и наследственные права. Поэтому время правления Антонинов (96—193 гг.) называют «правлением усыновленных». Но такой порядок оказался на редкость эффективным и позволял действующему императору не спеша отобрать себе достойного преемника и проверить его качества на деле, сделав его своим соправителем.Период II в. именуют в науке «золотым веком Антонинов». Тогда Римская империя достигает наибольшего могущества. Ее владения простираются от туманной Британии до знойных пустынь Египта и Аравии, от лесистой Германии и далекой Ольвии до Африки и Мавретании. Окружающие страны и цари трепещут перед римской мощью. Грандиозная система пограничных укреплений (римский лимес), протянувшаяся от низовьев Рейна до устья Дуная пока еще надежно преграждает путь в богатые и плодородные римские провинции полчищам диких и жадных варваров-германцев. Небывалого расцвета достигает развитие ремесла и промышленности, сельского хозяйства и торговли. По прямым и гладким римским дорогам (общей протяженностью 150 тысяч км), пронизавшим все уголки великой Империи, потоком движутся караваны с грузами, бесчисленные вместительные торговые суда снуют по Средиземному морю — внутреннему водному бассейну Империи, доставляя в самые отдаленные районы промышленные грузы металлов и керамики, льна и шерсти, леса и стекла и ценные товары из далеких стран — китайский шелк и фарфор, индийские ткани и пряности, эфиопскую слоновую кость и драгоценности.Наивысшего развития достигает рабовладение. Но растет число и вольноотпущенников, которые более усердны в работе, и колонов — посаженных на землю освобожденных рабов или неимущих зависимых бедняков. Огромные массы населения перемещаются по просторам Европы и Азии. В одном Риме в кон­це I в. до н.э. проживает не менее миллиона человек, в Александрии — 300 тысяч, а всего городов было более 1200. Происходит смешение населения, особенно в городах, построенных по римскому плану: с прямоугольной планировкой улиц, амфитеатрами и термами, базиликами и роскошными храмами, где на улицах и рынках слышна разноязыкая речь. Деревня, правда, стойко держится за традиции общины.Многие провинции, и больше всех Галлия, Испания, Дакия, Паннония, даже Британия, подвергаются сильнейшей романизации: местное население перенимает римские черты жизни, быта, одежды, широко распространяется латинский язык. Конечно, это уже не классическая речь, а язык толпы — «вульгарная» латынь, но на ней говорят жители не только Италии, но и отдаленных селений, затерянных в провинциях. Постепенно разрушается патриархальный уклад жизни сельского населения провинций, местные религиозные верования и культы богов все больше вытесняются богами римскими, среди которых, в свою очередь, появляется немало восточных божеств, например, египетская Исида или иранский бог солнца Митра. Но над всеми довлеет насаждаемый культ божественного императора.Кончилось это процветание в одночасье (по историческим меркам). После гибели в 193 г. императора Коммода (букв. «Любезный»), последнего представителя династии Антонинов, разразилась жестокая гражданская война. В ней столкнулись в борьбе за власть различные группировки правящих слоев. Плоды победы пожал в 197 г. основатель новой династии Септимий Север (193—211), опытный полководец и волевой политик. Ему же достались и горькие плоды ослабления рубежей Империи, разорения провинций, обнищания населения и упадка хозяйства и торговли.Главным принципом политики этого деятельного реформа­тора и сурового императора-солдафона был завет наследникам:«Дружите между собой; обогащайте солдат и наплюйте на всех остальных». Преемники Септимия Севера, императоры Кара-калла и Гета, не сумели выполнить лишь первый завет. Их злобная вражда открыла путь новых смут, восстаний, заговоров и войн, вошедший в историю как «кризис III века». Взлелеянная императорами римская армия вышла из-под их контроля, как только пошатнулось общее благополучие государства и возникла угроза ее привилегиям.