softhelp.ru! | hystory

В эпоху Поздней империи


В эпоху Поздней империи

изживают себя формы земельной собственности, характерные для античной цивилизации, прежде всего, общая (муниципальная) собственность городов и сельских общин. На ее место (и на ее земли) приходят крупные земельные владения магнатов (от magnus, великий) — землевладельческой знати, располагавшей огромными поместья милатифундиями. Магнаты (независимо от своего происхождения) скупают земли у общин крестьян, превращая их в арендаторов собственных наделов — колонов, получают земельные по­жалования от императора за верную (пусть даже не всегда) службу или просто захватывают земли, где только можно, пользуясь безнаказанностью. Со временем магнаты начинают влиять на политику самих императоров. Они содержат собственные военные отряды и являются полновластными хозяевами в своих несметных владениях, раскиданных подчас по всей территории государства — от Галлии и Сицилии до Нумидии и Каппадокии. Под их покровительством (патроцинием) находятся отдельныелюди и целые деревни. Они становятся, по существу, подданными магнатов. Отсюда уже один шаг до крепостного права.Экономической опорой системы домината становится громадное императорское землевладение. Выступая в качестве землевладельца, император распожался страной, как обширным государственным хозяйством, из которого он черпал средства на содержание разбухшего бюрократического аппарата и армии.Важнейшей силой в эпоху Поздней империи становится христианская церковь. Последним гонителем христиан был основатель домината Диоклетиан. Но уже его преемник Констан-тиц по достоинству оценил духовный авторитет и политическую роль церкви и поставил ее на службу Империи и высшей власти, хотя сам до конца дней своих оставался язычником. Вскоре го­сударство признало христианство не только равноправной, но и единственно истинной религией, обязательной для всего населения. Язычникам, еретикам и отступникам грозили суровые наказания со стороны не только церковных, но и светских властей.На протяжении Поздней империи армия остается главной опорой императорской власти. Но как она изменяется! Где мощные легионы Республики или хотя бы Ранней империи; где подвижные маневренные когорты, укомплектованные римскими гражданами, всегда готовые к бою, стремительным маршем покрывавшие гигантские просторы; где мобильные вексилля-ции и стремительные конные алы вспомогательных войск союзников? В эпоху домината армия превращается в малоподвижную воинскую массу, поколениями проживавшую в укреп­ленных лагерях вдоль границ. Солдаты обзаводились семьями и хозяйством и годны были защищать разве что свою округу. По­полнялась армия уже не добровольцами, служившими за плату, а рекрутами, которых обязаны были поставлять из своих поместий магнаты сообразно с количеством своих рабов и колонов.Но значительную, мобильную часть армии начинают составлять отряды варваров: германцев, сарматов, готов... Они поступали на службу Империи в качестве союзников-федератов и получали за службу земли и денежное содержание, с V в. Больше напоминающее дань. Нередко это был единственный способ избежать их вторжений и грабежей римских земель. Армия утратила высокие боевые навыки знаменитой римской военной организации, по своей военной тактике и вооружению она уже мало чем отличалась от ополчений варваров.Во внешней политике императоры Поздней империи переходят от завоеваний новых земель и расширения территории державы к обороне ее протяженных рубежей от усилившегося потока вторжений варварских народов. Укрепляется пограничный лимес, отражаются нападения Персидского царства Саса-нидов, сменившего на Востоке прежних извечных противников римлян парфян. Но варвары с 407 г. постоянно прорывают границу и густой жадной толпой устремляются на ухоженные и плодородные поля и нивы Империи.Через два века развития системы домината наступает итог. Под мощными ударами варваров внутренне ослабленная Западная Римская империя окончательно разваливается на куски, а в 476 г. вождь варваров из племени скиров (или праславян-геру-лов?) Одоакр низложил 16-летнего последнего римского императора, по странной иронии судьбы носившего звучное имя двух великих основателей Рима — Ромул-Августул. Этот символический акт опустил занавес в развитии тысячелетней пьесы под названием «История Древнего Рима». Наступала новая эпоха — эпоха феодализма и Средневековья.