softhelp.ru! | Интересное

В магазин вошел безупречно одетый мужчина с дорогой кожаной барсеткой в руке. «Не смотри на него так, а то потеряем клиента» - прошипела мне шефиня.


Но я никак не могла оторвать взгляд от посетителя, рассматривающего самые лучшие плащи из всех, которые висели в зале. Он стоял спиной к нам.
— Но... Кажется, это мой знакомый, — прошептала я. — Мы вместе учились!
— Ты — с ним?— недоверчиво хмыкнула начальница. — Очень странно...

В этот момент покупатель вдруг оглянулся на нас и задал вопрос:
— Извините, а можно мне примерить кое-что из висящих здесь вещей?
Я вежливо улыбнулась и, быстро шагнув ему навстречу; ответила:
— Конечно! Обязательно! Сейчас же с удовольствием помогу вам!
Но шефиня тут, же сладчайшим голосом пообещала клиенту, что сама займется им, поскольку он заслуживает самого лучшего обслуживания. Меня же она послала в подсобку, чтобы собрать и выбросить старые коробки.

Я развернулась, направляясь выполнять поручение, но посетитель вдруг сказал:
— Минутку! Не спешите! — Он внимательно посмотрел на меня. — Это ты, Машуня?
Искоса взглянув на него и залившись румянцем, я ответила вопросом на вопрос:
— Женя, так это все-таки ты?
И тут он, совершенно забыл о плащах, подошел ко мне и порывисто обнял.
— Машенька! Сколько же лет прошло?
— Да уже почти десять, — прошептала я.
— Как же ты похорошела! Стала еще красивее, чем в те годы, когда я был влюблен в тебя как сумасшедший! Помнишь?
— Помню... И как сильно сама была влюблена в тебя — тоже. Только мы ведь тогда так и не признались друг другу...

Шефиню наши воспоминания ужасно раздражали. Стоя возле вешалок, она посылала мне испепеляющие взгляды. А потом, не выдержав, громко кашлянула и сказала:
— Извините, что вмешиваюсь, но какой именно плащ вам понравился?
— Ах, да! — словно опомнился Женя. — Совсем забыл! Вот этот, коричневый...
В мгновение ока начальница оказалась рядом с нами, сама стащила с Евгения куртку и попыталась натянуть на него плащ. Женька корчил такие смешные рожи, что я едва удерживалась от смеха.

Наконец он объявил, что плащ ему явно мал, и шефиня повернулась ко мне:
— Иди принеси больший! И побыстрее!
— Если позволите, Мария поможет мне выбрать галстук, — вмешался мой одноклассник. — А вы продолжайте заниматься плащом, пожалуйста.
— Я?! — возмутилась директорша. Но, совладав с собой, тут, же продолжила любезно.
—Да, конечно. Как скажете!
— Вот стерва! — прошептал Женька.
— Знал бы ты, сколько мне пришлось поплакать. Порой хочется ее придушить. Евгений крепко сжал мою ладонь и шепнул, что сейчас преподаст мегере хороший урок, как надо относиться к людям.

Около часа он перебирал вещи, капризничал, просил принести то одно, то другое... При этом постоянно оставался недоволен. Шефиня уже едва дышала, тайком вытирала пот со лба, но, ни разу не возмутилась. Наконец клиент выбрал три самые дорогие единицы, а пока начальница складывала одежду в пакет, подошел ко мне и попросил номер мобилки, предложив встретиться еще раз, но только в более приятном месте. Но самое смешное было еще впереди. Когда дошло до оплаты покупок, Женя открыл барсетку, поискал в ней что-то, потом сунул руку в карман и, вдруг, сделав испуганное лицо, почти закричал:
— Мой кошелек! Меня обокрали!
— Что? — простонала шефиня. — А как же теперь быть с покупками?!
— Очень жаль вашего времени, но заплатить нечем. Как-нибудь в другой раз...

Начальница сначала чуть не расплакалась, потом пришла в бешенство, а мне пришлось делать вид, что душит кашель, — сдерживать смех было уже невмоготу. Вечером по телефону я рассказала подруге Линке о неожиданной встрече:
— Никогда бы не подумала, что он сделает такую карьеру! Он успел мне сообщить, что стал президентом крупной компании. А когда-то мы с ним едва сбрасывались на картошку фри...

Теперь я уже не могла не думать о Жене. Он был моей первой любовью, первым мальчишкой, которого я поцеловала... До сих пор с трепетом вспоминаю, как мы любили сидеть вдвоем на берегу реки, лопать жареную картошку из засаленного пакета, тихо шептаться обо всем на свете, крепко обнявшись, слушать мерный шум воды и пение птиц. А потом он переехал в другой город, и наши пути разошлись.

Через пару дней я возвращалась домой. Вдруг рядом резко притормозил шикарный «Ягуар». Из него выглянул Женька и предложил подвезти, сообщив, что случайно проезжал мимо. Поинтересовался, не было ли у меня из-за него неприятностей на работе, а потом пригласил в пятницу вечером в ресторан на ужин. И я с радостью согласилась. А утром прямо в магазин принесли пакет с запиской: «Буду очень благодарен, если ты наденешь его завтра. Заеду за тобой в 21:00». Я достала из коробки элегантное платье. У директорши челюсть отвисла.
— Ничего себе! Да оно же стоит целое состояние! — завистливо прошипела она.

Женька появился в условленное время, преподнес мне букет роз и усадил в свой «Ягуар». Нас ждал отдельный кабинет в элитном ресторане. Стол был накрыт на две персоны. Смутившись, я спросила:
— Мы будем сидеть здесь совсем одни?
— Думал, тебе понравится эта камерная обстановка... Что-то не так, Машенька?
— Да нет, все в порядке, Женя. Ничего...

Услужливый официант подал мне меню.
Он не спускал с нас глаз. Евгений попросил принести вино. Мужчина поклонился и исчез за дверью, но через минуту вернулся. Налил немного Жене, тот попробовал, кивнул головой, и только тогда официант наполнил оба бокала. Я так сильно нервничала, что даже уронила салфетку. Служитель тут же поднял ее.
— Айн момент! Сейчас принесу новую! Я через силу улыбнулась, а про себя подумала, что в такой напряженной обстановке и кусок в горло не полезет.
— Этот человек так и будет все время следить за нами? — шепнула на ухо Жене.
— Да ну! Разве он следит, Машенька?! Его задача — заботиться, чтобы все, что пожелаем, сразу же появлялось на столе.
— Ах, вот оно что... Не привыкла как-то.

А ведь в магазине Женька показался мне совсем другим... Пожалуй, подруга оказалась права: он хвастался своим богатством, пытаясь произвести впечатление. Было так неприятно! Хотелось плакать...
— Извини, мне нужно домой, — сказала я, решительно поднявшись со стула.
— Но почему вдруг?! Что случилась? Разве тебе здесь не нравится?
— Ничего не случилось. И ресторан прекрасный. Просто плохо себя чувствую.

Евгений догнал меня уже у самого выхода, остановил и, заглянув в глаза, попросил разрешения отвезти домой.
—Я голоден как волк! — вдруг признался он по дороге. — Ты не против, если остановлюсь и куплю что-нибудь поесть?
— Да, конечно! Подожду в машине.
— Может, и ты что-нибудь хочешь?
— Нет, пропал аппетит. Ничего не надо. Женька затормозил возле «Макдонаддса» и вернулся с огромным пакетом еды.
— Да ты всерьез проголодался! — улыбнулась я, глядя на его громадный кулек.
— Ага. Но сам есть все равно не стану!

Машина тронулась. Через минуту до меня дошло, что мы едем в сторону моего дома. Сердце бешено забилось, руки задрожали, кровь прилила к лицу. Слава Богу, что в салоне было темно.
— Интересно узнать, — спросила я как можно спокойнее, — что ты задумал...
— Пока рано, — засмеялся Женя. — Но обещаю: ты узнаешь об этом первой!
— Похоже, ты просто заблудился...

В этот момент он затормозил. Мы вышли из машины. Снизу доносился тихий шепот реки. Наше любимое место...
— Красивый вид, правда, Марусенька?
Женька принес из машины пакет с едой.
— В бумажных засаленных кульках теперь не продают, — смущенно сказал он.

Я растроганная всем этим, улыбнулась и благодарно погладила парня по руке. Какой же он молодец!
— Неужели ты все помнишь, Женька?!
— Помню, — с гордостью ответил он. — И прости меня, Марусенька! Ведь должен был сразу догадаться, что этот снобистский ресторан не понравится тебе...
— Да ладно, ерунда, — вздохнула я. — Зато мы теперь здесь, а остальное...
— Но самое интересное, — продолжал мой школьный друг, — что мне и самому он совсем не нравится. Просто вынужден проводить там деловые встречи...
— Так зачем же ты... Ой! Значит, хотел произвести на меня впечатление, да?
— А то! Еще как хотел! — расхохотался Женька. — И произвел, ага... Такое, что ты просто сбежала оттуда. Ну и славно! Ужасно рад, что ты не изменилась!

Мой спутник расстелил на траве свой плащ, и, удобно усевшись рядом, мы быстро уничтожили все содержимое необъятного пакета, глядя на засыпающий город, вспоминая школьные годы, рассказывая друг другу о своей жизни...
А потом Женька пристально взглянул на меня. В его глазах, казалось, было написано: «Ну, поцелуй меня! Хоть раз...» Но вслух он сказал другие слова:
— А знаешь что, Машенька? Давай никогда больше не расставаться!
— А знаешь что, Женька? Давай!