softhelp.ru! | Интересное

Любовь. Гармония. Совместимость. Искусство любви. Хорошо. Но теперь представим себе, что все это — любовь, гармонию — нужно проявить не когда Бог на душу положит, а когда в твоем распоряжении имеется квартира. Допустим, в пятницу с двух до пяти. Или в Куйбышеве, когда угодно (а ты живешь в Харькове). Весть о том, что в какой-нибудь квартире "можно", порой облетает десятки людей, и они слетаются на эту квартиру, договариваясь о том, в какой очередности станут на ее пространстве упражняться в искусстве любви. У некоторых записавшихся еще нет на примете партнера. Но это ничего. Была бы квартира, партнер найдется.


— Приходи немедленно!— орал в трубку Алик. — Мы! Переехали! У нас! Новая! Квартира! Огромная! Здесь можно все! Даже кататься на велосипеде!

Братцы, ну зачем мне, тридцатилетней тете, кататься на велосипеде по квартире? У меня имелись совершенно другие интересы. Например, я занималась любовью раз шесть в год, делила отпуск пополам. В мае ехала в Москву, в сентябре — в Крым. В Крыму я развлекалась с кем-нибудь на пляже, а в Москве — с кем-нибудь из старых знакомых, у кого уже появилась квартира. Еще раза четыре взбегало дома, путем всяких ухищрений. Пока что у меня на примете никого не было, решила просто зайти к Алику и Марине посмотреть, как они устроились в новой квартире. Назначили время. Я приехала раньше, решила посидеть в парке, и тут меня взял на прицел молодой человек. Приблизился. Я обомлела. Игорь! Я не видела его больше года. Год назад я, поругавшись с родителями, решила пожить у подруги. У нее была своя квартира, и поэтому она имела много друзей разного пола, которые любили ее навещать. Среди вех оказался тридцатилетний педагог Игорь. Он пришел на подруги день рождения, который совпал с моим гостеванием.

Своя квартира была далеко не единственной вещью, которой я тогда не имела. В то время я весьма страдала от отсутствия в своем окружении холостого мужчины, который мог быть для меня не только половым партнером, но и другом. Говоря открытым текстом, мои бойфренды несколько не дотягивали. Это были хорошие ребята, они любили футбол и пиво, я же изнемогала без разговоров о Сальвадоре Дали и Кортасаре. Усевшись за праздничный стол, Игорь взял слово, и уже по первому тосту я поняла, что передо мной человек, которого я искала много лет.

Он блистал эрудицией, остроумием, тонким вкусом. И — что немаловажно — это был видный мужчина, высокий, с правильными чертами лица. Словом, то, что доктор прописал. Прошло три-четыре часа с начала праздника. Из них два с половиной мы с Игорем провели на кухне, предаваясь изысканному флирту. Хозяйка дома неоднократно пыталась вовлечь нас в общее веселье, норой даже тянула Игоря за одежду. Он уходил потанцевать, а после возвращался. Наконец, гости принялись расходиться, а кто не мог — засыпал в разных точках квартиры. Подруга моя уже давно заперлась в спальне с каким-то музыкантом. Игорь тоже засобирался домой.
— Останься,— прошептала я.

Он упирался, наконец, что-то перевесило, и он остался. На кухне. Этой ночью мы больше не разговаривали. Нашлись другие занятия. Кухня подходит для любви не меньше, чем всякое? другое место, особенно, для людей, не избалованных по части апартаментов. Удобен были широкий подоконник, и расшатанный стул, и небольшой кусочек пола. В темноте практически не бросались в глаза пустые бутылки и помойное ведро.

Утром я проводила Игоря до автобуса и уехала на работу. Мы не договаривались о следующей встрече, я лишь сказала, что некоторое время еще поживу здесь, надеясь, что он найдет дорогу. Но на следующий день подруга моя дала понять, что изнурена своим безграничным гостеприимством, и мне пришлось вернуться под крыло родительского дома. Я продолжала думать об Игоре, надеясь, что он возьмет мой телефон у подруги и позвонит.

Увы, нет. Тогда я стала, наедятся на случайную встречу, решив, что подруга, как злая мачеха, чинит нам препятствия, не дает телефона.
И вот он передо мной. Во взгляде его светится нежность, он так рад нашей встрече! Еле скрывая свой восторг, я предлагаю навестить моих друзей вместе. Идем.

Квартира и впрямь оказалась громадной: три больших комнаты, холл, даже галерея. Игорь искрился обаянием, запавшим мне в душу еще с первого нашего знакомства. Он просто очаровал Алика и Марину. Ночевать мы, однако, не остались, но я не переживала. Раз уж я нашла мужчину своей мечты, с этим делом вполне можно было подождать. Телефон мой он записал на пачке сигарет. "Пусть все идет, как идет!" — повторяла я заклинание удачливых людей, у которых все идет хорошо, а раз так — почему бы и нет?

Шли дни, дни складывались в недели. Я уже раза три посетила друзей в новой квартире. Алик сказал, что он часто встречает Игоря в городе, — оказывается, он с родителями живет неподалеку. Игорь неизменно радушен, всегда предлагает Алику посидеть, выпить. Мои друзья я всегда имеют у Игоря успех. А вот мне он не звонит. Стесняется? И я позвонила сама.

Можете спорить со мной, но я всегда утверждала, что у интеллигентных мужчин по сравнению с обычными очень много преимуществ с точки зрения женщины. Например, интеллигент ни за что не обхамит тебя в лоб и с ходу. Не нагрубит. Не унизит. Игорь мило побеседовал со мной, в с тех пор я стала звонить эдак раз в две недели. Мы общались, а Игорь был со мной очень терпелив, лишь корил меня за душевную нечуткость, которую я выказываю в ряде суждений. Меня и раньше часто упрекала за нечуткость, прямолинейность, агрессивность люди, которым было, по большому счету, наплевать на меня. Я все понимала, но отказаться от Игоря было слишком трудно.

Я ломала себе голову над тем, под каким предлогом уговорить его встретиться. Месяца через два предлог нашелся. У меня был день рождения (Игорь любит праздники!). Я пригласила Алика, Марину, Игоря с другом и пару коллег. Действительно, было безумно весело. Я тонко об этом позаботилась, купив чуть ли не ящик спиртного. В какой-то момент я поняла, что мы едем к Алику и Марине — мы с Игорем. Пустой трамвайный вагон, где, кроме нас, нет пассажиров, мотает на обледенелых рельсах. Игорь, выказывая широту души, поет какую-то народную песню. Худенькая вагоновожатая заметно нервничает. Наконец, мы прибыли в квартиру и заняли намеченную для нас еще осенью комнату окнами на север. Дальнейшее я помню смутно, очень смутно. Короче говоря, моя страсть, терпение, смекалка и вера привели к воссоединению меня и мужчины моей мечты в комфортабельном отеле "Квартира друзей". За это можно выпить, хотя я сомневаюсь, что в меня сегодня влезет еще хоть миллиграмм спиртного.

После этого вечера я хотя и думала еще об Игоре, но без прежнего энтузиазма, куда более спокойно воспринимая тот факт, что этот мужчина не прирос к моей жизни и, очевидно, не прирастет. Замечу на полях, что мои родители, которые, конечно, тоже отмечали мой "бездей" вместе с вами, устроили грандиозный скандал. Я — тридцатилетняя примерная девочка — выслушала нравоучения о том, что нынешняя молодежь крайне распущена. Например, Игорь, оказывается, во время праздника гулял по перилам балкона на пятом этаже, где мы живем. Ну, куда это годится (а я вот не помню...)?! Кроме того, в силу какого-то изгиба воображения, присущего целомудренным и пожилым людям, которые, как водится, вообще много думают и фантазируют на темы секса, распущенности, родители порешили, что к Алику и Марине я ездила, чтобы заняться любовью с Игорем. С этой мыслью они тоже еще долго — может, год или больше — носились.

С различными бойфрендами я посещала Алика и Марину еще несколько раз. Пару раз я опять-таки оставалась в северной комнате, и каждый раз, чтобы это произошло, нужно было перейти за контрольную отметку в количестве выпитого. Я заметила, что квартира вообще больше способствовала пьянкам. Например, Алик и Марина выпивали там совершенно уникальное количество спиртного с гостями, которые не переводились, да и вдвоем могли. Но стоило Алику обратить усиленное внимание на танцовщицу кордебалета, пришедшую с кем-то, как Марина избила его и частично оторвала правое ухо. Потом выгнала из квартиры, и он целую неделю жил у друзей, пока не решил повиниться, пообещав, что (никакого секса больше в квартире не допустит.

Игоря я вновь увидела лишь спустя шесть лет. Зайдя в гастроном выпить соку, я заметила за пластмассовым столиком его, довольно облысевшего, но все еще эффектного, за истинно мужским занятием — он принимал первые утренние сто пятьдесят. Выражение его лица соответствовало серьезности момента. По крайней мере, подумала я, родители сто учеников могут быть спокойны. Навряд ли этот человек, этот учитель биологии, станет смотреть на старшеклассниц с похабными мыслями. В крайнем случае, придет на урок пьяным. Ну и что? Это далеко не самое страшное. По крайней мере, он не развратник. Тем более, что женат уже четыре года, на лаборантке, которой родители купили квартиру. А вот Алик и Марина свою продали, уезжая в США. А там снимают двухкомнатную, типа хрущевки. Это, конечно, получилось не сразу. Зато Алик почти не пьет. У него даже немного восстановилась потенция, которая в последние годы жизни в здешней нехорошей квартире заметно шла па убыль.