softhelp.ru! | Интересное

Мне было стыдно признаться в любви первой, но и Вадим почему-то молчал.


Как и всем жен, мне хотелось нравиться мужчинам, но они практически не обращали на меня внимания. Впрочем, удивляться не приходится, потому что, кроме природной застенчивости, я обладала довольно невыразительной внешностью.

Попытайтесь представить себе эдакое тощее низенькое существо с крысиным хвостиком жидких волос, к тому же в очках. Представили? А теперь скажите, можно ли таким «недоразумением» увлечься, а уж тем более влюбиться «до безумия», то бишь потерять из-за него голову? Говорите, можно? Верно, если, к примеру, находиться в состоянии алкогольного опьянения или под воздействием гипноза.

Короче, как бы там ни было, а ставить на себе крест не хотелось, поэтому я тешила себя надеждой, что когда-то произойдет чудо и столь невзрачная персона вызовет всплеск положительных эмоций в нежной и одинокой душе. Кстати, мама никогда не упрекала меня в том, что, достигнув тридцати лет, я оставалась незамужней.

Зато сердилась, когда я говорила, что считаю себя «серой мышкой». Мама утверждала, что совершенной внешностью природа одаривает лишь избранных, но если женщина не ленива, то сумеет создать красоту сама. Сделав вывод, что менять природный типаж, я не собираюсь, она взяла инициативу в свои руки. Помня о том, какое значение придают мужчины женским волосам, родительница изобретала все новые способы улучшения состояния моей скудной шевелюры.

Чего она только не перепробовала! Мыла мне голову кефиром, делала маски из черного хлеба и яичного желтка, смазывала репейным маслом, ополаскивала настоем ромашки. Положительного эффекта я не наблюдала, однако маме подобное «шаманство» доставляло моральное удовлетворение, поэтому я помалкивала. Пусть экспериментирует...

Я всегда была слишком «домашней» девочкой, к тому же тихоней, поэтому практически не было друзей. Не могу сказать, что это меня устраивало. Я всеми силами старалась расположить к себе людей, но они почему-то понимали это по-своему и со временем просто нагло садились мне на голову. На работе на мне ездили все кому не лень. Особенно Надька с Анютой, с которыми я работала в одном кабинете. Мало того что эти лентяйки постоянно перебрасывали на меня часть своей работы, так еще и доставали шуточками.

Долгое время я старалась не обращать внимания, но потом объектом их насмешек стал наш новый менеджер Вадик.
Парень при любом удобном случае обращался за помощью ко мне. Девчонкам это не давало покоя. — Вадюша, не теряй напрасно время, — кривила губки Надюха. — Наша Олька — убежденная девственница. К ней и не такие мужики подкатывали, а она им — от ворот поворот! Полюби лучше меня! Знаешь, какая я в постели темпераментная?!
— Может. Вадик ценит в женщинах скромность и добродетель, а ты со своим темпераментом лезешь!
— Глупости! Лозунг о том, что скромность украшает человека, придумали те, у кого не было других достоинств. А у меня их предостаточно! Одни ножки чего стоят! — Вскочив с кресла. Надежда нагло задрала и без того коротенькую юбку: — Поглядите. Хороши? То-то! И потом, у меня есть одно существенное преимущество — я невеста с приданым, у меня собственная квартира, а у Ольки, кроме ее воздушных замков, — ничегошеньки.

Как правило, Вадим предпочитал отмалчиваться, но однажды его терпению пришел конец:
— Слушайте, вам не надоело все время прикалываться?! Не знаю, как вас терпит Оля, а меня вы уже просто достали!
Подруги, не ожидавшие грубости со стороны всегда вежливого парня, умолкли, но по выражению их глаз я поняла, что они ему этого не простят. Однако скоро выяснилось, что разозлились они не только на Вадика, но и на меня. Отныне любое мое высказывание, любые прическа и наряд подвергались критике.
— Прибарахлилась в секонд-хенде? — иронично спрашивала Надежда.
— Перестань носить турецкое шмотье, — насмешливо хмыкала Аня. — Если хочешь понравиться Вадику, то должна одеваться, как настоящая леди!

Я, только молча, пожимала плечами. Что толку спорить, все равно они останутся при своем мнении. Кроме того,
я прекрасно понимала, что это не что иное, как акт мести... Приближался Новый год. Как-то раз я в одиночестве тосковала за своим столом, проклиная злой рок, забросивший меня в этот гадюшник. Мало того что платят средненько и работа неинтересная, так еще и сотрудницы третируют. Словом, жуть. Мои размышления прервало покашливание. Оглянувшись, я увидела Вадима.
— Подхватил вирус? — тревожно поинтересовалась я.
— Ты про кашель? — Вадим вошел в комнату и пристроился на краешке Надькиного стола. — Нет, это я пытался так привлечь твое внимание.
- А просто поздороваться тебе не пришло в голову?! - усмехнулась.
- Извини. Понимаешь, увидел, что ты в комнате одна, и растерялся. Вернее, обрадовался. Давно собирался с тобой поговорить, но все время мешали твои зловредные соседки... - Вадик резко замолчал, так как послышался звук открывающейся двери.
- Ух, ты, да у нас гости! - радостно завопила Анюта. - А чего это вы сразу притихли?! Мы что, помешали, да?
- Наивная! Конечно, помешали, - входя в комнату, захихикала Надя. - У них тут была интимная обстановка... Видишь, спелись-таки, хитрюги!

Покраснев, я, молча, уткнулась в монитор. Черт, и принесла же их нелегкая в такой момент!
- На вашем месте я бы так не веселился! - неохотно сползая со стола, сердито проворчал Вадик. - Между прочим, пока вы по магазинам шастали, вас шеф разыскивал. Сердитый!
На самом деле это было враньем, однако сработало безотказно - барышни струсили.
- Ну вот, теперь обязательно устроит разгон! - охнула Аня. - Оля, не знаешь, что он от нас хотел?
Пока я соображала, что ей ответить, Вадим невозмутимо продолжил:
- Я знаю. Это шеф нарочно рейд устроил, хочет выяснить, кого годовой премии можно лишить. За нарушение трудовой дисциплины. Кстати, намекал по поводу постоянных опозданий... - он многозначительно посмотрел на Надежду.
- Сволочь какая! - бросив кульки на пол, прошипела Надя.
- Кажется, влипли! - падая в кресло, добавила Анюта. - Что же теперь будет?! Лично я уже всю зарплату спустила. До копеечки! Теперь, если премию не получу, придется влезать в долги. А с долгами входить в новый год - плохая примета...
- Успокойся, - хмыкнул Вадим, - на этот раз Ольга вас отмазала. Сказала, что вы поехали обменять бракованные канцтовары.
- Вот умница! - обрадовалась Анюта. - Здорово придумала!
- Просто гора с плеч! - благодарно улыбнулась Надя. - Мне не поздоровилось бы, шеф давно на меня зуб имеет. Спасибо, Олька! Считай, что мы с Анютой твои должницы...

Больше месяца я наслаждалась наступившим перемирием. Девушки больше не отпускали в мой адрес злых шуточек. Однако их по-прежнему раздражали визиты Вадима.
- Размазня, а не мужик! Ходит, а толку ноль, лишь голову зря морочит! Почему ты его не отошьешь, Оль?!

В ответ я молчала. А между тем с грустью думала о том, что ситуация заходит в тупик. Действительно, чего он тянет кота за хвост?! Ведь уже все в офисе поняли, что я ему небезразлична. Да и я его люблю. Только не могу же я первой в этом признаться! Перед Днем святого Валентина я вдруг обнаружила в верхнем ящике стола сразу три валентинки. В каждой было довольно красивое признание в любви, и каждая подписана одним и тем же именем - Вадим.

Это меня озадачило, а что, если это чей-то злой розыгрыш?! Пока я раздумывала, в комнату вбежал Вадим. Лицо растерянное, а в руках - открытка с двумя соприкасающимися сердечками.
- Оленька! Ты решилась! Честно, я даже не ожидал. Я так рад!
- Ты о чем? - опешила я.
- О твоей валентинке. Кстати, а ты мою нашла?

Я выдвинула ящик стола и, достав оттуда открытки, показала Вадиму.
- Вот. Все три!
- Три?! Странно... А от кого еще две?
- От тебя, от кого же еще!
- Валентинки - хихикнула в углу Анюта. - Извини, но это был вынужденный шаг. Вижу, ты парень нерешительный, не мычишь, не телишься, вот я и подсуетилась. Между прочим, открытку от имени Ольки тоже я состряпала, а то у нее самой на это духу не хватило бы...
- Ну, хорошо, допустим! Ты одну, и я одну! Ну а третью-то открытку Оле кто подбросил? - не унимался охваченный ревностью Вадим.
- Да я это. Я... — неохотно проворчала молчавшая до сих пор Надюха. - Уж очень мне хотелось поскорее Олькино счастье устроить! Надоело смотреть, как она мучается!
В комнате воцарилась тишина.
- Поверить не могу! - наконец рассмеялась я. - Вадик... Девчонки... Выходит, вы все меня любите?!