softhelp.ru! | Интересное

Падение в жизни


С полгода назад на моем семейном небосклоне появились первые тучи. Первые за одиннадцать лет супружества. Сначала выяснилось, что я плохо мою посуду. Потом я оказался недоумком, повесив свои выстиранные сорочки в ванной, а не на балконе.
Дальше веселее: мясо, купленное мною, — дерьмо, шесть килограммов копченой колбасы, полученные в качестве взятки, — канцерогенная гадость, подарок, купленный ко дню рождения, — безвкусица. — Ну что ты за мужик?! — воскликнула Илона в сердцах. — Заработать не можешь!

В этом вопросе я с ней был согласен. Не вписался я в новые времена. Еле успел выскочить из своего НИИ на фирму к приятелю. Приподнялся до трехсот долларов в месяц плюс проценты от сделок. Открыл пару кредитов, упал в дело с руководством, внесши пару кусков "зелени", провел удачную операцию и положил на стол дружку семь тысяч долларов. Он пообещал подвести итоги и... исчез.

Фирма лопнула, а я, затянув поясок, выскочил в СП на такую же зарплату, но без побочных доходов. Пришла долгожданная инфляция, зарплату сократили на пятьдесят процентов. Хорошо, что не меня на все сто.
Короче, приехал...
Тут Илона и восбухла. Каждое утро — нервотрепка, каждый вечер — скандал. Я бы сбежал. Но, во-первых, дочь. Во-вторых, я никого не хочу, кроме Илоны. Ради дочери я вытерплю любые унижения. А с Илоной... Друзья давно говорят, что я — законченный идиот и чистоплюй.

Но я-то выгулялся до брака основательно (разница у меня с женой — девять лет!). Бесплатным успехом я пользовался с восьмого класса и знаю цену примитивным связям. Экзоэротикой меня не удивишь, а духовная близость сейчас такая же редкость, как брак чукчи с негритянкой. Скандалы в доме стали традицией. А недавно появилось новшество: как приходят гости, основная тема — мое ничтожество. Даже на семейных днях рождения.
Я попытался объясниться, решил терпеть. Будь что будет! Но, увы... как, ни странно, к измене меня подготовила дочка. Как-то по дороге с базара она мне сказала:
— Папка! Если ты из-за меня терпишь, то не стоит. Решишь уходить — уходи. Только обещай, что потом ты меня заберешь. Мама постоянно на мне срывает зло. И, вообще, я ей не доверяю...
— Олечка! Ты что? Как ты можешь?
— Могу. Я — взрослая, и все понимаю. Мама любит только себя. Пожалей меня! Уйди, а потом меня к себе заберешь. Я приду... Навсегда!

Вот теперь мне стало ясно, что разбитое зеркало склеить нельзя. Но я не ушел. Я перебрался в комнату дочери. Алименты платил исправно, за квартиру тоже. И молчал. Мое молчание доводило Илону до белого каления. Мне в голову нельзя было бросить тарелку: питаться я стал отдельно. Гулял с дочерью, ходил по театрам, баловался преферансом с друзьями, читал.

Вот тогда-то я и встретил Таню. Эта красотка достойна современного сексуального романа страниц на шестьсот. Еще, будучи угловатым подростком, она затмила всех шлюх округи. Слава о ней докатилась до газетных страниц. При этом она ухитрилась закончить школу с золотой, медалью. Это ей не помешало превратиться из бесшабашной "честной давалки" в степенную проститутку. Маму она поселила на уютной дачке под городом, а сама "теснилась" в пятикомнатной квартире, оставшейся в наследство от отца-генерала. Теперь о ней стали судачить шепотом, ибо ее клиенты выше «крыши».
— Костик, ты чего такой загребаный?
— От хорошей жизни...
— Завидую, а у меня хлопот полон рот.
— Только хлопот?
— Попридержи язык! Я думала, что ты отупел за годы семейной жизни. Оказывается, Илона тебя еще не доконала. Между нами, прости меня по старой дружбе, сучка твоя жена редкая...
— Я пошел...
— Пойдешь, когда я тебя пошлю. Ты все сам знаешь... Я встречала недавно ее пару раз. У меня такое мнение, что ты на дому можешь открыть грязелечебницу. Чего только я о тебе не услышала! И беспомощный, и неряха, и кретин, и импотент...
— Оправдываться не буду. Последнее ты можешь проверить сама...
— И проверю! Для начала могу предложить побочный заработок. Мне нужен завхоз.
— Да я...
— Не вибрируй! Я дело предлагаю. По совместительству. У меня... дом... быта... Пять девочек. Не розовей! Мне нужен свой честный человек, чтобы вел хозяйство. Закупка продуктов, спиртного, организация быта и ремонта в случае необходимости. Даю тебе водилу с машиной. Три дня в неделю с 18 до 22. По воскресеньям — с 10 до 16. Для начала положу двести долларов. Не отбрыкивайся! И не будь идиотом! Будет плохо, уйдешь. Вот визитка...

Так я стал завхозом публичного дома. Фирма моя все равно застыла. Пару часов в день я всегда мог урвать с нее безболезненно. С новой работой я справлялся, Таня была довольна. Дочке я сказал, что хожу на халтуру, а на аванс накупил ей всего и столько, что радости не было предела... Недели через три Таня объявила, что ее коллектив будет праздновать День учителя. Во вторник. Мне было сказано явиться при параде и предупредить, что освобожусь к утру. Я, было, воспротивился, но Таня обрезала: "Уволю!"

Компания собралась теплая. Девочки блестели новенькими копеечками. Мужчины — сдержанные крепыши с претензией на аристократизм. То ли "спонсоры", то ли хозяева. Все были, очевидно, давно знакомы. Да и я освоился довольно быстро, хотя до сегодняшнего дня был с девочками только "здрасьте — до свидания". Мужики держали себя по-простецки. В одиннадцать ноль-ноль Таня объявила:
— Мы вас покидаем. Счастливо оставаться! — и, положив мне руку на плечо: — Идем, дружок...

Потом... Я не фраерок, чтобы распускать слюни, смаковать подробности этой ночи. После бесстрастных случек с Илоной в традиционной "крестьянской" позе я оказался в раю. Я утонул в изысканной ласке, океане нежности. О палитре сексуальных наслаждений и говорить нечего! Да и секса не было! Было слияние душ и тел.

Следующий вечер я провел с дочкой в парке. Она меня встретила поцелуями и... слезами.
— Папочка! Родной! Я так скучала... Я все-все понимаю... Как только сможешь, забери меня! Хорошо?
Я еле сдержал слезы.

Потекли дни, недели. Я приоделся, приосанился, как заметили коллеги. Раз-два в неделю стал "уезжать в командировки". Таня меня просто околдовала. В довершение ко всему, призналась, что положила на меня глаз давно, но не хотела выбивать из колеи, да и репутация ее... Я прикинул, что за долларов шестьсот-семьсот смогу, экономя, приобрести какого-никакого "Жигуленка".
Таня поможет. В общем, приспособился.

А позавчера моя хозяйка преподнесла мне подарок. Я пошел в "ночное", улегся в ее комнате. Жду. А она приходит с девочкой лет восемнадцати.
— У меня "праздники". Я привела тебе новенькую. Постажируй ее до утра. Пусть притрется.

Я только рот раскрыл, а за Таней уже дверь закрылась. Оставалось покориться судьбе.
Сегодня на работу ко мне пришла Илона.
— Надо поговорить. Я хочу, чтобы все стало, как раньше...
Берет меня за руки. А я... Знаешь, такое чувство гадливости охватило, как будто гусеницу пальцами раздавил. Отскочил в сторону... Илона ушла, а я отпросился и бросился к дочке в школу

Забрал ее с уроков, погуляли в парке, поели сладостей в кафешке. А потом я решил пройтись сам, встретил тебя... Так что, давай по чуть-чуть?..
И еще скажу: самая лучшая женщина в постели, по моему мнению, это — проститутка, которая с тобой не за деньги, а ради тебя. Ради тебя самого...