softhelp.ru! | ПУТЕШЕСТВИЯ

Все дамы как на подбор. Ну почему ко мне пристала злая регистраторша.


Когда я сообщил приятелям, что собираюсь поехать в санаторий, они захихикали, по очереди принялись хлопать меня по спине и хитро перемигиваться. Я, конечно, поинтересовался причиной такого странного поведения. Оказалось, все они не раз на собственном опыте убеждались, что санаторий — просто рай на земле. В смысле для мужчин. Там якобы отдыхает такое количество дамочек, желающих не только поправить здоровье, но и залечить душевные раны, что, ни в сказке сказать, ни пером описать. Однако я твердо заявил друзьям, что никакие дамочки меня не интересуют, и точка. Пребывание в санатории началось с того, что суровая женщина необъятных размеров посвятила меня в отдыхающие, предварительно проверив санаторно-курортную карту, путевку и паспорт. Потом началось ритуальное действо: ознакомление новой жертвы (то есть меня) распорядком дня и проведение инструктажа о правилах противопожарной безопасности. Я, послушно кивал и ставил в нужных местах подписи. Затем Пышка с чувством выполненного долга швырнула на стойку регистрации ключи от номера. В ответ я решил проявить вежливость и сказал этой злой на весь мир Пампушке, что у нее очень милая улыбка (как раз улыбаться она разучилась лет сто назад). Дама прищурилась, пытаясь определить, не шучу ли я, но встретив мой искренний взгляд, наконец-таки улыбнулась, блеснув откуда-то из глубины рта желтой коронкой, и подобрела: даже самолично проводила меня до двери номера.

Вот какое неизгладимое впечатление я на нее произвел! Ранил, так сказать, в самое сердце, скрытое под салом. А далее мадам принялась заталкивать меня в номер своей пышной грудью, пытаясь вслед за мной проникнуть внутрь. «Покажу, куда чайник включается». Я изрядно струхнул от такого напора, немедленно открыл в себе дар небывалого красноречия и убедил Пончика, что с чайником справлюсь сам. — Но вы не знаете, где розетки в номере, — продолжала наступать она. — В стене возле телевизора. (А где же они еще могут быть?!) Дама купилась. — Но как вы догадались?! — от удивления она попыталась распахнуть свои заплывшие жиром глазки, и в какой-то степени ей это даже удалось. — Дедуктивный метод, — решил отшутиться. Мадам замерла с полуоткрытым ртом. Даже показалось, что я вот-вот услышу, как напряженно шевелятся мозги в ее отпергидроленной голове. — Не забудьте, что завтрак ровно в девять — на прощание пророкотала Венера Грудастая. Я усиленно затряс головой, одновременно закрывая дверь. Получилось. Из коридора еще пару минут доносились многозначительные вздохи Пампушки, потом послышались шаркающие шаги, которые постепенно стихли.

Я с облегчением вытер пот со лба. Надо же было так вляпаться! И все из-за одного ничего не значащего комплимента! Обрел поклонницу на свою голову... Я разложил вещи, принял душ и спустя полчаса направился в столовую. Оказалось, что путь к еде лежит мимо стойки регистратора. Я старался ступать неслышно в надежде, что Пончик меня не заметит. Но не повезло. Пышечка игриво помахала мне пальчиками-сардельками. Я выдавил из себя улыбку и ускорил шаг. За моим столиком сидели две газели. Не те, которые ездят по трассе. А те, которые парнокопытные и скачут по горам. То есть такие же стройные и грациозные, как антилопы. Я так прямо своим соседкам по столику и сказал. Они раскраснелись от удовольствия, захихикали смущенно, как девочки-старшеклассницы (у них даже морщины разгладились, честное слово). Но едва я вошел в раж и приготовился сделать еще один комплимент, как в столовую ворвалась регистраторша-Пышка. Подлетела ко мне, молча, схватила тарелку с овсяной кашей и... скрылась на кухне. Через несколько минут выпорхнула (насколько подобное слово вообще может подходить даме таких размеров и объемов) с довольной миной и поставила передо мной огромную порцию рагу с мясом.
— Зачем же... Не надо... — пискнул, с наслаждением вдыхая аромат блюда.
— Надо-надо. Кушайте, — пробасил Пончик и, одарив газелей презрительным взглядом, удалился восвояси.

Разумеется, газели на такую несправедливость разобиделись. И я их прекрасно понимаю. Как бы там ни было, заигрывать с соседками по столу с этого момента не имело никакого смысла. Часов до одиннадцати я просидел в номере: смотрел телевизор. Потом отправился на массаж. В коридоре перед дверью, на которой висела табличка «массажист», сидели женщины. Штук десять точно. У меня глаза разбежались. Занимая очередь, я мысленно потер руки: «Кажется, здесь есть, где развернуться. С кем бы познакомиться? Как выбрать лучшую? Ух, все, хороши!» Выбор сделали за меня. Кто? Пышка, естественно. Она ворвалась в коридор на полном ходу, как паровоз. Схватила меня за руку и затолкнула в кабинет. Без очереди. Типа по блату. Я слышал, как за моей спиной дамочки зароптали, но грозный рык Пончика заставил их испуганно умолкнуть. «Н-да, все сидящие в коридоре теперь точно имеют на меня зуб. Можно и не пытаться знакомиться», — констатировал с грустью. И чего эта пышнотелая мадама воспылала интересом именно ко мне? Неужели во всем санаторий больше нет ни одного мужчины? Или разгадка в том, что ни от одного из них Пышка так и не дождалась комплимента? (И кто меня только за язык тянул, спрашивается?) На вопрос «почему я» ответа не было. Зато внимания к моей скромной персоне, хоть отбавляй. В обед лишний раз убедился в том, что отношения с газелями испорчены навсегда. Не желая со мной общаться, две обидевшиеся дамочки вообще пересели за другой столик и не отвечали на мои жалостливые взгляды. Я ни капли не удивился (привык, наверное), когда в самый разгар обеда в столовую пожаловала Пышка. Она заглянула в мою тарелку, удовлетворенно кивнула и величественно шевеля бедрами, уплыла назад в регистратуру. Я тяжело вздохнул, послал двум навсегда потерянным газелям прощальный взгляд и с аппетитом пообедал. Тихий час провел в номере в одиночестве. Слава богу, Пампушка угомонилась и меня не беспокоила.

Как, оказалось, расслабился я рано. Во второй половине дня в расписании значился тренажерный зал, куда я с радостью и потопал, надев спортивный костюм. Качая мышцы, присматривался к дамочкам. Были о-о-очень неплохие экземплярчики. Но только зря я рассчитывал, что Пышка на тренажерах меня не достанет. Не знаю, кого она вместо себя оставила в регистратуре, но не прошло и двадцати минут, как в зале появилась она. Нет, скорее — ОНА. Пышка, в смысле. В обтягивающем ярко-малиновом купальнике, из которого со всех сторон свисали лишние килограммы. Мадам поискала меня взглядом. А найдя, двинулась в мою сторону, сверкая по дороге желтым зубом. Я попятился, но, в конце концов, уперся спиной в стену. Бежать было некуда. Ноги задрожали, колени подогнулись... Следующие два часа я покорно учил Пышку пользоваться тренажерами. Думаете, после этого она оставила меня в покое? Ничего подобного! Преследовала и за ужином, и когда я играл в теннис, и когда смотрел кино, и во время прогулки вокруг корпуса. Пиявка...

Ложась вечером спать, я буквально молился, чтобы поскорее начался завтрашний день, который должен был принести спасение в лице... жены! А разве я вам не сказал? Изначально в санаторий мы должны были ехать вместе с женой. Поэтому я и сказал приятелям &ответ на все их намеки, что никакие другие женщины меня не интересуют, потому что еду с благоверной. Но так получилось, что Свете пришлось на день задержаться (дочь попросила за внучкой присмотреть). Вот я и поехал один, не догадываясь, что приезда супруги буду ждать как манны небесной. Встал еще до рассвета, выскользнул из корпуса, встретил любимую на автовокзале и привел в санаторий. И тут начались чудеса. Подойдя к стойке регистратора, моя супруга вдруг сказала, обращаясь к Пышке:
— Доброе утро. Вы Валентина? Это с вами я по телефону разговаривала?
— Да. — Пончик светился доброжелательностью. — Не переживайте, я за вашим мужем присмотрела. В хороший номер поселила, похлопотала насчет питания и все такое...
— Спасибо вам, Валюша, — жена выставила «Киевский» торт, — выручили. А то я переживала, как муж тут без меня устроится. Он такой нерешительный. Лишний раз постесняется спросить.
Я замер в растерянности. А Пышка схватила торт своими лапищами и... игриво мне подмигнула. Нет, все-таки хорошо, что жена приехала...