softhelp.ru! | ПУТЕШЕСТВИЯ

В Румкале мы ехать не собирались. Стандартное начало, правда?



Но как-то за обедом мы с нашим газиантепським Хасаном сидели в ресторанчике и ели шиш. Это тот же шашлык, только турецкий. Шиш можно приготовить практически из любой мягкой части животных: из различного видам мяса, кроме конечно же свинины, из печени, селезенки. Вкусный шиш - из почек. Это пожалуй самая вкусная пища турецкой кухни, по крайней мере из той что мы перепробовали. Рекомендую без сомнений!

Но вернемся к Румкале. Во время обеда наш друг говорит:
- Уж не знаю куда податься на выходные. Есть два классных места, не знаю какое выбрать...
Здесь мы и насторожились:
- Ну-ну! Что у тебя там за места?

В Румкале мы и отправились на следующий день после посещения музея мозаик. Водитель, которого мы нашли еще в черте города, хотя обещал довести только до автобана, довез до самого Румкале, еще и накормил по дороге. Такой классный мужик! Путь там недалек - всего 45 км, но места достаточно безлюдны, машин практически нет.

Румкале - название на турецком. На арабском - Калат аль-Рум, на курдском и армянском - Хромкла. Однако во всех вариантах название означает одно и то же - "Римская крепость".

Находится крепость на узком скалистом полуострове, который образует река Мерзимен, впадая в легендарный Евфрат. Есть только одна небольшая проблемка: крепость находится на той стороне реки, и к ней не ведет ни одна дорога или мост. Добраться можно только на лодке. Ну что же, лодок здесь достаточно. Сразу же напротив крепости - небольшая пристань, к которой и подвез нас водитель.

Прогулочные катера, парочка маленьких ресторанчиков - место, хоть и отдаленное, но все же туристы сюда ездят. Не успели мы попрощаться с водителем, как к нам подбежали местные усатые дяди и наперебой начали тыкать в руки карточки с надписями "Boat tour", цена 30-50 лир, без перерыва повторяя эту фразу, как мантру:
- Бот тур, бот тур, бот тур!
- Э-э-э! - Говорю я, - бот тур нам не надо. Нам надо вон туда, в крепость.
- Нельзя туда, - говорят.
Почему нельзя, объяснить так и не смогли. И дальше по-новой:
- Бот тур, бот тур.
- Но бот тур! - Думаю, нам бы перебраться чем-нибудь на тот берег, а там какую-то тропинку в крепость уже найдем. Показываю рукой на маленький двухместный педальный катамаран. - Сколько?
- 1час - 10 лир.
- Дорого! Даю 5 лир за целый день!
Теперь очередь турка посмеяться.
Показываю вокруг: - Никого ведь нет. Мы сейчас единственные туристы.

Турок понял, что на мне много не заработает и удалился, потом он уже и на 5 лир согласился, но было поздно. Через минуту к нам подошел Али, приятный парень лет 25, и тоже стыдливо попытался нам продать "бот тур", а дальше говорит:
- А давайте я вас бесплатно прокачу. Если повезет, еще и в крепость заведу, у меня там знакомый есть.
- И что, без денег?
- Без денег, - смеется.
Поехали! Сели в катамаран, переплыли на другую сторону. Стены высоченные! Лестница наверх, вот дверь. Ни замка нет, один скрученный провод. Внутри нас сразу же встречают местные козы.

Али продолжает: вот замковый колодец. Когда-то он был глубокий, лестница ведет куда-то в глубину, сейчас уровень воды из-за строительства дамбы поднялся.

К нам быстро приближается рослый мужчина с лицом местного, но одежда и повадки американца. Вежливо поздоровался и чистом английском говорит, вам сюда нельзя - археологические раскопки. Поэтому нам пришлось нехотя ретироваться.

Первое письменное упоминание о местной крепости датируется еще 855 годом до н. э., когда ее захватил ассирийский царь Салманасар III. Своего расцвета Хромкла достигла за господство римлян и византийцев, а также в XII-XIII веках, когда здесь была резиденция армянского католикоса. Вот будет чем похвастаться в Ереване. С каким трепетом армяне относятся к истории, а Хромклу из них мало кто видел.

Далее Али вернулся к себе в ресторанчик, а нам позволил кататься на катамаране сколько хочется. Чем мы с удовольствием воспользовались.

В искусстве Восточной Анатолии один из наиболее употребляемых символов собственно и является Тигр и Евфрат. Древние прекрасно осознавали жизненную силу этих артерий Ближнего Востока. Тигр и Евфрат олицетворяют мужское и женское начало. Изображались они в виде двух похожих ободочка по периметру всего ковра. Мощный и быстрый Евфрат - человек, на ковре он всегда снаружи. Спокойный, медленный Тигр - женщина, внутри.

От былого могущества Евфрата сейчас остались только воспоминания и ковровые узоры. Турецкое правительство построило на реке несколько дамб, образовав широкие водохранилища.

Большая часть древнего города сейчас глубоко под водой, на поверхности осталась только крепость и горстка выдолбленных в окружающих скалах пещер. Но даже то, что осталось, выглядит потрясающе.

Течение в таких водохранилищах почти неощутимо, поэтому рассмотрев крепость со всех сторон мы на катамаране взяли курс вверх по течению, до наполовину затопленного поселка в нескольких километрах от крепости.

Половина села под водой, половина светит пустотой из выбитых окон. Жители покинули это село перед затоплением. Только хозяева двух или трех кафе на пристани предлагают чай редким туристам.

После трех часов кручения педалей ноги у нас уже чуть ли не отваливались, и мы вернули в ресторан нашего нового друга Али, где нас уже ждал крепкий турецкий чай.

Вечером почти через всю реку Мерзимен местные рыбаки натягивают сетки. Нет ничего приятнее, чем смотреть с покрытого зеленой травкой и подогретого вечерним солнцем берега, когда там на фоне Румкале кто-то упорно работает.

Последние лучи солнца добавляли неземной красоты неприступной римской крепости. Скалы вокруг начали приобретать зловещий вид. Черные дыры пещер наводили на мысли о старом существе, которое притаилось в ожидании ночи.

Мы нашли отличное место для палатки: густая мягкая зеленая травка так и манила нас ложиться спать прямо здесь. Но не все так просто, к нам подошел загорелый турок лет сорока, с которым мы познакомились за чаем, и начал что-то объяснять на турецком. Как оказалось, спать здесь нельзя, потому что здесь змеи, скорпионы, пауки и вообще холодно и мы сейчас быстренько пакуемся и едем к нему домой, а завтра с утра он привезет нас сюда обратно. Его лицо выражало крайнюю степень беспокойства нашей судьбой и нашим намерением ночевать здесь. Мы согласились поехать к нему домой.

Как мы поняли для Эрдала было немалой радостью гостить туристов из такой далекой страны. Каждый раз он останавливал машину, когда видел кого-то из знакомых, долго улыбаясь рассказывал им что-то, где иногда мы разбирали слово "Турист", тыкал в нас пальцем, выслушивал ответ и мы ехали дальше. Правила игры мы поймали на лету. От нас требовалось улыбаться, кивать головами и пожимать руки.

Дома нас перезнакомили со всей семьей. Наши дела пошли лучше, когда в гости пришла учительница английского языка, она преподает в местной школе. Жаль только, что она очень стеснялась с нами разговаривать - очень переживала, что мы заметим какие-то ошибки в ее английском. Так мы и провели время за ужином.

Утром мы махали рукой всем соседям с крыши дома, всем детям, которые шли по улице в школу, знакомились с другими учителями за завтраком и в конце концов поехали назад в Румкале.

Мимо нашего пути от горизонта до горизонта раскинулись фисташковые сады. В земле здесь, кажется, больше камней чем собственно почвы. Между серыми камешками рыжевато-коричневая земля кажется жирной-жирной, похожей на глину для гончарства. Какой же это, пожалуй, титанический труд обрабатывать местную землю. Между фисташками все перепахано и подготовлено для посева.

Проезжая на машине, было странно видеть запряженных в плуги лошадей, которые медленно переворачивали куски почвы между деревьев. Ребята, которые шли за плугом, иногда наклонялись чтобы подобрать и отбросить очередной камень куда подальше.

В садах, рядом с молоденькими деревьями встречались древние извилистые фисташки. Их расщепленный возрастом ствол рачительные хозяева подпирали пирамидками из камней. Не слишком боясь машин, на деревьях сидели огромные коричневые орлы, провожали нас взглядами.

Утренняя римская крепость, такая недоступная и такая желанная, снова возвышалась на противоположной стороне.