softhelp.ru! | ПУТЕШЕСТВИЯ

Колин Ферт: Мне не хотелось бы жить в мире, где нет ничего, кроме фильмов Бергмана



Что вы испытали, узнав, что в фильме Mamma Mia! вам предстоит танцевать в облегающем костюме и туфлях на платформе? Вас это смутило или, наоборот, показалось, что будет занятно?

И то и другое. Представьте, что вы сорвались с обрыва: обратного пути нет, можно только продолжать падать. Зато это раскрепощает: после такого унижения уже ничего не страшно. Мне даже понравилось – пришлось включить самоиронию. Я рад, что мне предлагают роли в таких фильмах. По-моему, без легких комедий мир стал бы гораздо скучнее. Мне было бы жаль не увидеть фильмов Бергмана, но мне не хотелось бы жить в мире, где нет ничего, кроме фильмов Бергмана.

Что вы слушали в то время, когда все сходили с ума по ABBA?

Джими Хендрикса, группу Little Feat. Еще увлекался прогрессивным роком, музыкантами кентерберийской школы – Робертом Уайеттом, Soft Machine. Мне нравилась немассовая музыка, джаз-рок например. Мои пристрастия часто менялись: как-то открыл для себя каджунский стиль, и сразу же забыл про остальное. Этот выбор был делом принципа. Мир делился на два лагеря: тех, кто следил за хит-парадами, и тех, кто их презирал. Между ними лежала пропасть. Я принадлежал ко второму лагерю и смотрел свысока на тех, кто слушал ABBA и лейбл Motown. Но затем мир охватила эпидемия панка, и она перевернула все с ног на голову. Панки издевались над претенциозными гитарными соло, столь любимыми рокерами, высмеивали гитары с двойным грифом и огромные ботинки. Под их прицел попало все странное, эзотерическое, интровертное.

Ну и кто же смеется последним?

Названия групп и исполнителей, которых я слушал, в далеком прошлом. А то, что мы так презирали, все слушают и 40 лет спустя. В мое время 15-летние мальчишки с нормальной сексуальной ориентацией побоялись бы афишировать любовь к ABBA. Те, кто фанател от их творчества, держали свои чувства при себе и старались не выдавать своей «страшной» тайны. Хотя ребята моего возраста, несомненно, смотрели их выступления с большим интересом: для тех, кто учился в школе для мальчиков, это была чуть ли не единственная возможность поглазеть на девчонок в облегающих костюмах и мини-юбках. И когда я в первый раз обнимался с девушкой на дискотеке, из динамиков, если не ошибаюсь, звучала как раз «Танцующая королева».

Как вам кажется, вы способны на поступок, который совершил ваш герой в фильме «Реальная любовь»?

Вы бы смогли выучить иностранный язык, чтобы сделать девушке предложение? В некотором роде я так и поступил. Не стану вдаваться в детали, но я тоже женился на девушке, которая не говорила по-английски, и летал к ней на самолете. Точнее, по-английски она говорила, но этот язык не был для нее родным. Не такая уж это и редкость.

Ваша жена итальянка. Давайте поговорим об Италии. Хорошо ли вы говорите по-итальянски?

Конечно, я тесно связан с Италией, и да, я знаю итальянский. С некоторыми родственниками и знакомыми я говорю только по-итальянски. Вообще, с Италией меня связывает многое: например, я сотрудничал с Институтом итальянской культуры в Лондоне. Я слежу и за политической ситуацией в стране – надо сказать, с тяжелым сердцем. Италия мне как вторая родина, и я переживаю за нее всей душой: радуюсь, когда происходит что-то хорошее, огорчаюсь, когда что-то идет не так. И я очень расстроился, когда итальянцы выбыли из чемпионата мира по футболу. Слава вам к лицу.

Как вам с ней живется?

На днях в универмаге John Lewis за мной увязались маленькие девочки. Я не понял, что их так заинтересовало. Понял только, что новая аудитория подрастает.