softhelp.ru! | ПУТЕШЕСТВИЯ

Лаос


Средь бела дня по городу ходят лаосцы со здоровенными корзинами, они продают корнеплоды, фрукты и другую мелочь. Вместе с ними на легкие туристические деньги охотятся женщины, продающих старые колониальные монеты и сувенирные браслетики. Сначала они предлагают браслетик, а когда ты искренне отказываешься подходят ближе, делают хитрое лицо и показывают очередную сногсшибательную лаосскую пантомиму. Сюжет ее таков: "ясно, что ты, сокол, не хочешь этих браслетиков. Ты хочешь покурить! У нас найдется ... От их улыбок становится жутко и как-то особенно тяжело отказаться. И дамы не настаивают, здесь столько туристов, что без заработка они не останутся.
Как это ни странно, для нас нашлась работа в местном туристическом агентстве. От нас нужно было не много - переписать красивыми английскими буквами на большой доске объявления о продаже билетов и о маршрутах для трекинга.

В этом месте нужно сделать небольшую ремарку про лаосский язык. По сравнению с китайским, здесь все проще: есть буквы и напрягшись их можно даже разобрать. Своими очертаниями письмо все такое закругленное и плавное без острых линий и, что самое интересное, без всяких пробелов. Здесь начинают писать предложения и отрывают ручку от листа только когда его заканчивают. Поэтому для местных жителей написать букву N или K задачи повышенной сложности. Так или иначе они округляют острые углы, от чего N становится похожей на согнутую для нападения змею. Два часа нашего вечернего времени были потрачены на каллиграфическое письмо. После письма лаосцы устроили небольшой праздник по поводу открытия нового офиса. На этой пирушке мы впервые попробовали настоящую лаосскую еду: кучу острых соусов в которые нужно макать кусочки липкого риса. Это все запивается достаточно вкусным пивом. После этого вечера у нас установились взаимовыгодные отношения с местными: мы им пишем, они нас кормят.

На следующее утро у ступы ко мне приставала женщина, которая требовала денег за пользование местным туалетом. Она тоже достаточно убедительно показывала, что именно я делала в туалете, и за что теперь должна заплатить. Я притворилась чайником и развела руками - нет у меня денег, все забрал мужчина. Старушка разочарованно махнул рукой.

Нас ждал водопад, который мы заметили на карте города. Если бы я умела ездить на велосипеде все было бы легче, а так пришлось нам топать пешком семь километров под палящим солнцем туда, а потом еще столько же обратно. По дороге Богдан искупался в мелкой лаосской реке.

У самого водопада мы встретили семью, которая тянула из леса обтесанные банановые стволы. Женщина среднего возраста кроме здоровенного бревна, несла за спиной еще и маленького ребенка, примотанного платком. Две старшие дочери, хотя на самом деле лет 7-10 несли собственные бревна и чуть переставляли ноги в явно больших для них резиновых ботинках. Богдан вежливо отдал мне рюкзак и принялся им помогать.

С высоко поднятой головой и расправленными плечами, как Ленин на картине, Богдан притягивал кучу взглядов, а женщина с большим восторгом рассказывала прохожим о этих удивительных бледнолицых, что забрали у нее бревно и куда-то несут. Так с бревном и сопровождением мы пришли к водопаду. Дальше не знаю, то ли работники на кассе были растроганы нашим альтруизмом, то ли просто привыкли к потере речи, но к водопаду нас пропустили без платы за вход. На обратном пути мы наслаждались панорамами лаосского села и кормили свиней банановыми шкурками.

А ночью нас ждала неожиданность. Придя в нашу любимую ступу и разложив палатку мы принимали гостей. Лаосец с очень взволнованным выражением лица пришел рассказывать нам, что спать здесь нельзя, и завтра придет полиция и нас арестует. Все это сопровождалось пантомимой и не понятными словами. Мы как могли пытались успокоить парня, мы здесь уже четвертую ночь, и сторож нас знает. Двадцать минут препирательств, и мы опять же жестами договорились, что эту ночь еще здесь побудем, но утром пойдем прочь.

Мы спокойно переспали ночку, а утром, когда мы уже собрали рюкзаки и были готовы уехать, пришли двое мужиков в штатском. На плохом английском нам объяснили, что спать здесь no possible, и турист должен знать свое место, и здесь построено куча отелей, и они очень хорошие. Английский у них был ну очень смешной. И мы чистосердечно пообещали, что спать здесь больше не будем, вот только одно вопросик, а вы ребята кто? Ребята стали по стойке смирно и гордо сказали Турист полис.

В Лаосе от жары накрывает настоящий расслабон, и уехать в этот день нам не удалось. На ночь мы пошли спать на берег реки, туда, где целый день моются в саронгах лаосцы и прыгают с моста в воду дети.

Ночью правда все было не так радужно: куча грязи, густая мокрая трава, и ничего не видно. На ощупь, стараясь не выдавать своего присутствия, мы поставили палатку. Вокруг были комары, а под пальцы время от времени попадались какие-то скользкие слизни, но мы не останавливались, и только забравшись в палатку и включив фонарик мы увидели, что это за штуки лазили. Это были пиявки. Маленькие коричневые твари бесстыдно сосали кровь из наших ног, и, конечно, совсем не хотели уходить. И в дебрях нашего рюкзака было что-то для этих гостей. Немного соли и незваные гости корчатся в муках и с неслыханной скоростью расползаются по палатке. Когда-то я думала, что пиявки это такие медленные ленивые создания, и теперь я знаю, что это монстры скоростного передвижения. Поймать их, не касаясь руками, и выпроводить за пределы палатки стоило немалых усилий.

А потом в свете фонарика мы оглянулись вокруг и увидели настоящее нашествие ползучих тварей, что исследовали каждый клочок нашей палатки на предмет возможных дыр. Нервы начали сдавать. Дрожащими руками куском пластыря я заклеила единую достаточно большую дыру через которую они могли бы прорваться.

Засыпая в серебристом лунном свете мы видели тени пиявок, которые продолжали ползать по палатке. Кажется, во сне я видела их тоже. Еще одной ночи таких приключений нам не хотелось и на утро мы поехали на юг Лаоса.