softhelp.ru! | ПУТЕШЕСТВИЯ

Лаос кофейная плантация


Последний отрезок пути оказался полным неожиданных приключений. Для начала закончилась дорога. Если раньше она напоминала фронтовую линию, но под дырками иногда угадывался асфальт, то теперь перед нами появилась рыжая просека между двумя стенами джунглей, покрытая пылью.
Здесь строят новую дорогу, а потому мимо периодически проезжали грузовики полные щебня или песка. Каждая из них поднимала такую пыль, что даже солнце исчезало. В памяти всплывали описания песчаных бурь в пустыне, когда день становится темнее ночи, а смотреть или дышать вообще невозможно. Поэтому в облаках рыжей пыли мы шли вперед с каждым шагом зарываясь пыль на глубину сандалий.

Дойдя до лаосской придорожной забегаловки, мы решили немного отдохнуть в тенечке и промыть глаза водой. Хозяин заведения оказался инженером местного строительства. Он учился в Москве, а поэтому медленный, как и вся лаоссая жизнь, разговор шел на русском языке. Все наша попытки встать и идти дальше "стопить" машины инженер останавливал.

Это здесь на строительство машина едет. И эта тоже ... и вообще здесь только три километра к следующему мосту все едут, потому что дальше далеко нет никакого села. Сидите себе. Лаосцу было приятно поговорить про студенческие годы на языке своей юности.

Через полчаса мы же встали и решительно пошли вперед. И вот чудо, нам останавливается пикапчик. С криком "Ура!" Мы прыгаем в кузов, садимся на рюкзаки и все тает в рыжей пыли, что вылетает из под колес нашего грузовичка. Я ехала как ковбой из вестерна: на голове шляпа, под шляпой платок, закрывающий все ниже глаз, а сзади ветер трепещет то, что когда-то можно было назвать волосами.

Первую остановку водитель сделал на крутом вираже дороги. Здесь останавливаются местные жители, чтобы выбросить пакеты с мусором в глубь джунглей. Под пакетами нашлась пара кокосов, один из которых был торжественно открыт прямо здесь на месте здоровенным мачете. Было неожиданно, приятно и очень вкусно. Забитые пылью глотки прекрасного промывало чуть сладковатое кокосовое молоко.

На одном из поворотов во время крутого подъема авто начало издавать странные звуки. Не сильно заботясь, водитель решил довести нас к живописному водопаду, который был виден прямо с дороги, а уже потом лезть под машину и смотреть, что не так. Поэтому, чувствуя себя западными туристами, мы ходили по окрестностям, фотографируя, а лаосец лежал в пыли под машиной, постукивая молотком и едва слышно ругаясь. Когда солнце почти скрылось за непролазные чащи джунглей, лаосец махнул рукой и мы запрыгнули в машину.

Во влажных сумерках мы остановились у последнего водопада. Он разделен на несколько отдельных струй, выглядел великолепно, вот только рассмотреть его среди густых зарослей было крайне трудно.

По дороге к авто, водитель оглянулся вокруг и жестами показал, что темнеет и, так же жестами, пригласил нас к себе на кофейную ферму. Мы согласились без колебаний. Но чтобы бедные туристы не боялись, водитель стал по стойке смирно, постучал себя в грудь кулаком и гордо сказал "Полис".

Потом оказалось, что водитель наш вовсе не простой человек, а занимает какой-то значительный пост в полиции, имеет большой дом в Вентьяне и эту кофейную ферму, на которой работают наемные работники. Мы, будучи белыми гостями хозяина и попивая на балконе утренний кофе, чувствовали себя как настоящие плантаторы колониальных времен. Кофе, кстати, мы пили растворимый, что было очень-очень странно, учитывая гектары кофейных плантаций вокруг и тонны кофе, который с этих плантаций собирают.

Дом кофейного плантатора выглядит интересно и довольно необычно. Он стоит на высоких ножках между которыми на ночь прячут машины, трактор и мешки с кофе. Крутые деревянные лестницы, на которых все оставляют обувь, ведут на темную кухню без окон.

Львиную долю кухни занимает место для огня. Чтобы уберечь деревянный дом от пламени огонь разводят в специальном широком ящике с песком.

Из кухни ведут две двери, одна в кладовую, другая - на террасу. Именно здесь проводит большую часть времени плантатор. Эта терраса одновременно и место отдыха, и гостиная, и столовая. Под стенами стояли кресла из искусственной кожи, один раз сев в которые, больше никуда не хочется двигаться.

Если идти внутрь дома с террасы, то глазам открывается большая четырехугольная комната, которая разделена на комнатки перегородками в человеческий рост. Кровати заменяют матрасы, посланые прямо на пол под противомоскитную сетку. Когда ночью лежишь на спине закрыв глаза, чувствуешь как от шагов других людей движется весь дом. Возникает иллюзия, что спишь в избушке на курьих ножках, которая живет своей жизнью.

У дома на солнце сушится собранный кофе, на который периодически забегают собаки, кошки, утки и куры. Утки наиболее опасны - они выедают спелые зерна.

Завтракали мы с Богданом в одиночестве, если не считать кошачью семью, которые всячески пыталась если не языком то хоть взглядом залезть к нам в тарелки. Сами лаосцы вместо завтрака пьют кофе и быстро идут работать пока солнце еще не печет.

Взглянув на кошек и на наши тарелки, хозяин поднял стол и загнал всех кошек под него. Поэтому наши тарелки стояли на передвижной кошачьей тюрьме. По сравнению с котами, собаки вели себя вежливо - всего лишь сперли и разгрызли новый веник.

Утром, кроме завтрака нас ждала экскурсия по кофейной ферме. Сейчас время цветения. Белые хрупкие кофейные цветочки имеют приятный сладковатый аромат. В сочетании с твердыми темно-зелеными блестящими листьями, белые цветы выглядели очень изысканно. Как по мне, то кофейные кусты гораздо эстетичнее, чем чайные.

Наиболее спелые кофейные зерна имеют тонкую сладкую красную кожицу, под которой находится твердая прозрачная оболочка, покрывающая состоящее из двух половинок кофейное зернышко.

После прогулки между влажными от утренней росы кофейными кустами, хозяин, чувствуя свою ответственность за гостей, загрузил нас в машину и отвез нас в город Паксонг.

Открытым остался только один вопрос: почему на кофейной плантации пьют растворимый кофе?